среда, 1 апреля 2020 г.

Возможно ли изучать иррациональное?



Наука занимается исследованием рационального. Казалось бы, как изучать иррациональное, ведь оно не поддается логике. Тем не менее, это возможно. Каким образом? Оказывается иррациональное можно переводить в рациональное. Как это сделать? Переводится не само иррациональное, а меняется система, в которой оно исследуется.
 Итак, ключевым, в изучении иррационального является смена системы, в которой исследуется данный вопрос.  Правила разных систем могут диаметрально отличаться  друг от друга. То есть, в одной системе, вопрос для изучения лежит в плоскости иррационального, а в другой он уже  в плоскости рационального.
Именно, смена систем не могла рассматриваться современными исследователями, так как полагалось, что существующая система взглядов единственная и правильная. На самом деле не так. Любая система, если она система, правильная, но надо помнить, что работая в конкретной системе, допускается использование только ее правил, без всяких выходов в другие системы. Правила в разных системах могут быть взаимно исключаемыми.
Таким образом, для изучения конкретного иррационального, надо подобрать нужную для исследования систему. А что делать, если такой системы нет? Ничего страшного: всегда можно создать нужную для исследования систему. Для этого надо знать, что такое система, знать общие свойства систем и составлять для данной системы, взаимно подтверждающие правила. Так же надо помнить, что вопрос исследования не должен выходить за рамки свойств этого Мира, так как в этом случае речь будет идти не о неизвестном, которое мы можем перевести в известное, а о непознаваемом. Доводы тех, что разницы между неизвестным и непознаваемым нет, не выдерживают элементарной критики, так как в этом случае любой известный нам предмет должен обладать любыми свойствами. На деле, любой объект обладает ограниченными свойствами, которые характеризуют его как конкретный объект. За рамками этих свойств, использование объекта невозможно.

пятница, 14 июня 2019 г.

Дворцы и трущобы


В мае решил совершить поездку не на знаменитые курорты зарубежья, а в древнюю и самобытную Калугу. Калуга встретила меня зеленью своих старых парков, уникальными церквами прошлых эпох и  безвкусными нагромождениями современных зданий не сочетающихся между собой. Кроме того всё это утопало в переплетениях проводов, что делало не интересным снимки исторических объектов. Стало понятно, что и главный архитектор города, и сам губернатор, далеки от того, чтобы сделать город привлекательным для туристов.
Бродил по городу, фотографировал, пока не забрел на прилегающую к центру улицу Берендяковскую. Тут испытал настоящий шок.
                                                   Дворцы и трущобы

 Такого реально не встречал нигде. Сразу оговорюсь, что не имею ничего против современных дворцов, но на данной улице все было не обычно. С одной стороны дворцы, огороженные высоким каменным забором, с другой трущобы с ветхими домами, с водой на улице. Контраст настолько яркий и циничный, что не смог удержаться от съемок.
                                           Улица со стороны трущоб
 Улица со стороны дворцов

Вода на улице из колонки

 Красиво жить не запретишь

Лейтмотив этой съемки такой: те, кто пахал всю жизнь в поте лица, не имеют, даже воды в домах, не говоря об элементарных удобствах, а те, кто паразитировал на них, тут же (с другой стороны за огромным и мощным забором) цинично показывает этим работягам роскошь своей жизни. И это в городе, где огромное количество храмов и православие должно быть на генетическом уровне.
Пообщался с одним из жителей трущоб. Спросил о том, как они уживаются с этим. Он ответил, что воду в колонки на улице подают регулярно и что в домах есть газ, а к остальному привыкли. В этой связи мне вспомнился один советский фильм, где гестаповцы посетили лагерь смерти и один из них протянул маленькой девочке конфетку. Та не взяла, сказала: «Спасибо, у нас всё есть…»
После посещения данной улицы Калуги, сам город стал мне не интересным. В нем витает не дух православия, а дух Содома и Гоморры. Порадовало то, что заскочил туда ненадолго. Ну а те фотографии, что делал до этого, постараюсь разместить в надежде, что они могут быть кому-то интересны.

четверг, 12 июля 2018 г.

Немного о Конье



« Не ищите мою могилу на земле!
Я похоронен в душах мудрецов»
Мевланы

 Одна из улочек Коньи
Город Конья, находится в середине Турции и является одним из самых больших городов Турции. По площади, он самый большой город Турции, даже, больше Стамбула. Но самую большую известность он получил как центр международного суфизма. Именно, тут жил основатель суфизма Мевланы. В то время Конья была столицей Сельджукского государства.
Мевланы оставил после своей смерти свое учение и множество последователей. Он считал день смерти, днем возрождения и не желал, чтобы кто-то из его окружения был огорчен его смертью.
Знаменита Конья не только Мевланы и тысячами паломниками к его могиле и музею. Это необычный город. Некогда, до захвата его сельджуками, это был центр раннего христианства. Тут было много христианских храмов и самое большое количество мастеров иконописи. Пришли сельджуки, принесли с собой ислам и выстроили тут огромное количество мечетей. По числу мечетей на число жителей, это самый большой город в Турции. И это не случайно, потому что Конья необычное место. Тут иная энергетика, которая пронизывает местное пространство чистотой и духовностью. По моим ощущениям это место где хочется находиться как можно дольше. Я ходил по городу, вглядывался в лица местных жителей и чувствовал их простоту, доброту  и чистоту.  Но это отдельный разговор и к нему, надеюсь вновь вернуться, посетив это место  не на несколько часов, а на более длительный срок. Это одно из белых пятен на теле Турции, для русского туриста. И оно заслуживает большого внимания.

 Главная мечеть города
 Купол главной мечети города изнутри
Музей Мевланы-- центр международного суфизма и паломничества. Суфизм-- одно из течений ислама. 
 Одна из реликвий музея. Шкатулка с волосом из бороды Пророка Мухаммеда
 Одно из древних изданий Корана
Мевланы в своем шести томном сочинении, написанном в стихах, растолковал свое понимание суфизма
"Приди,приди, кем бы ты ни был,
Будь ты неверующим, огнепоклонником, идолопоклонником -- приходи!
Наша обитель-- не обитель отчаяния.
Приди,даже, если ты сто раз нарушил свою клятву!..."
                                                     Святой Мевланы